Андрей Продеус: «Лучшие иммуномодулирующие средства — это правильный образ жизни и любовь в семье»

Все уже отняли время у Андрея Петровича. Продеус: я поделюсь с удовольствием. Продеус: вот как и у вас. Вот и соответственно пока что все с личной жизнью. Такой задачи мы и не ставим», — утверждают врач-педиатр и иммунолог Андрей Продеус, невролог Дмитрий Шубин и кардиолог Герман Гандельман. Продеус: и так случилось, что эта любовь теперь видимо будет вечной.

Еще раз повторю телефон 956-15-14 код Москвы 495 и звоните нам, пожалуйста, в прямой эфир «Радио России» . Ну, кто начнет рассказ о своей судьбе? И когда я пришла в отель.. Шубин: я чуть-чуть попозже родился, чем Герман шаевич, в 64 году, в городе Новокузнецке, о котором о сейчас так говорил, и какое-то видимо время мы там в младенчестве находились вместе.

Шубин: да, он не хотел уже в этот момент играть, еще немножко поиграли. 38, тот факт что я училась с Германом Шаевичем, мне видимо тогда было лет восемь.. Но это было в 92 году, когда я вернулся. Один раз вышла замуж и до сих пор живу с одним и тем же человеком.

Как вы при­шли к этой про­фессии?— Я рос во вра­чеб­ной семье: мои бабушки были свя­заны с меди­ци­ной, мама и папа врачи, поэтому вполне логично, что у меня воз­ник инте­рес именно к этой профессии. Это та система, кото­рая не только про­ти­во­стоит виру­сам или пато­ге­нам, но и опре­де­ляет силу, с кото­рой орга­низм дол­жен реа­ги­ро­вать.

Андрей Продеус: «Лучшие иммуномодулирующие средства — это правильный образ жизни и любовь в семье»

Доктор Гандельман Герман Шаевич, начинайте. А мы потом скажем про его недостатки и достоинства. В Сибирь в какой город-то, Герман Шаевич, бросила вас судьба в месячном возрасте? Гандельман: Я думаю, если я правильно помню – в Новокузнецк. Это концептуальное было заявление.

Гандельман: дальше я уехал в Новокузнецк делать интернатуру, потом вернулся в Кемерово и стал познавать азы внутренней медицины, поступил в аспирантуру кардиологии в городе Ташкенте. И там я познакомился с Востоком и всеми его прелестями и недостатками и в период перестройки эмигрировал в еще более восточное государство, государство под названием Израиль.

Гандельман: может быть, на колясках где-то рядом..

Гандельман: собственно, прошло уже сколько? Ленка, что конечно нуждается в каком-то замечании, и вообще я счастлива, что мы тогда встретились, и что из его недостатков – явно формируется атеросклероз у человека, человек явно ничего не помнит. Мне позвонили и сказали: тут есть один человек, который говорит, что тебя знает. Я говорю: как его зовут? Мне сказали: Гера Гандельман.

Я ему сказала: если ты маленький, лысый и толстый, все равно приходи

И мы вообще не знали, жив ты или нет, и когда… я сказала: дайте этому человеку мой телефон, пусть он мне звонит! И гораздо умнее, чем сейчас. Шубин: да, а на самом деле – это такая непростая страница истории моей работы в медицине. По крайней, с моей стороны. У вас спутница есть, что ж вы не женитесь?

Гандельман: нет, почему, я живу с женщиной, которую зовут Маша, мы живем очень хорошо, когда дойдет дело до свадьбы, я просто сообщу. Он так обожает своих детей, что ради них он мог жить я не знаю с кем! С чертом и с дьяволом просто-напросто, искренне говорю. И не собираюсь от него уходить. Вот уж никто не дождется. Ну вот, ребят, мы не успеваем ответить ни на какие вопросы, сделаю из этого один вывод только: приходите еще, пожалуйста, на Радио России, чтобы люди могли с вами поговорить.

Задача имму­ни­тета — под­дер­жи­вать так назы­ва­е­мый гомео­стаз, то есть посто­ян­ство и ста­биль­ность

Есть ли у вас свой рецепт, как нала­дить кон­такт с ребенком?— На самом деле дети чест­нее и отзыв­чи­вее взрос­лых, поэтому нужно с ними быть на рав­ных. Когда ты с ребен­ком обща­ешься на рав­ных, тогда ты вправе ожи­дать рав­ного ответа. Общаясь с ним как-то иначе, ты ста­вишь себя или его в неудоб­ное поло­же­ние. Не нару­шайте опре­де­лен­ное лич­ное про­стран­ство как физи­че­ски, так и эмо­цио­нально, поста­рай­тесь понять, насколько вы вправе внед­риться к нему со сво­ими вопро­сами.

Как я позже понял, выбор этот был совер­шенно рацио­наль­ным. Они быст­рее выле­чи­ва­ются, лучше адап­ти­ру­ются, у них больше задора и пози­тива, они больше дают тебе в ответ на твои усилия. Сейчас вообще модно гово­рить об имму­ни­тете, все пыта­ются укре­пить, улуч­шить его. Есть еще один момент, кото­рый в послед­нее время ста­но­вится все более суще­ствен­ным.

Если их про­кон­суль­ти­рует док­тор из теле­ви­зора, ими это почему-то рас­це­ни­ва­ется как очень бла­гост­ное собы­тие, и сам факт кон­суль­та­ции имеет очень боль­шой тера­пев­ти­че­ский эффект. Давайте и мы пого­во­рим об имму­ни­тете. В неко­то­рых слу­чаях подав­лять, в неко­то­рых — напа­дать и защи­щаться, но все­гда делать так, чтобы орга­низм имел неко­то­рые посто­ян­ные, кон­стант­ные вели­чины сво­его здо­ро­вья.

Я заплакала. Потому что не видела я тебя 17 лет, и ты, когда уехал в Израиль, ты просто пропал. С какими про­бле­мами к вам чаще всего обра­ща­ются пациенты?— Мой широ­кий про­филь — это педи­ат­рия, а более узкий — имму­но­ло­гия и аллер­го­ло­гия. Но как бы там ни было, важно, что у всех у нас есть дети, важно, что мы их любим, и я по сравнению с вами – просто образец!

Далее по этому вопросу:

Похожие мысли: