Подводник с душой корсара

С 9 января по 15 февраля 1945 года Маринеско находился в своём пятом боевом походе, в течение которого были потоплены два крупных транспорта противника — «Вильгельм Густлофф» и «Штойбен». В связи с этим, строго говоря, его нельзя было относить к госпитальным судам. По мнению командира дивизиона капитана 1 ранга Александра Евстафьевича Орла, погибших немецких подводников хватило бы для укомплектования 70 ПЛ среднего тоннажа.

Тем не менее, действия командира на позиции оценили высоко, и Маринеско наградили орденом Ленина. Таким образом, С-13 стала единственной «штрафной» подлодкой советского флота. Оценки действиям Маринеско и экипажа С-13 сильно разнятся, от чрезвычайно положительных (в советских источниках) до осуждающих (в антисоветской литературе). Командир ПЛ не стремился искать и атаковать противника… В результате неактивных действий командира ПЛ „С-13“ боевую задачу не выполнила…».

Атака М-96 в 1942 году завершилась промахом. Подвиг моряков-подводников был назван «атакой века». В Германии объявили трёхдневный траур. Командира конвоя расстреляли по личному приказу Гитлера. Капитан Маринеско был объявлен его личным врагом. Ни в какие списки врагов Маринеско не попадал. Ведь «Густлофф» носил камуфляжную окраску, шёл с выключенным освещением и имел на борту не только два зенитных орудия, но и 1000 солдат-подводников.

Александр Маринеско — одна из самых противоречивых фигур Великой Отечественной войны, вокруг которого до сих пор не стихают споры. Человек, овеянный многими мифами и легендами. Сегодня в России им гордятся, воспринимают как национального героя. В прошлом году памятник Маринеско появился в Калининграде, его имя было занесено в «Золотую книгу Санкт-Петербурга». Не будет преувеличением сказать, что имя Маринеско в Германии известно всем, а тема «Густлофа» сегодня, спустя много лет, будоражит печать и общественное мнение.

Только с падением Берлинской стены и вхождением в объединенную Европу стало возможным более спокойным смотреть на восток и говорить о многом, о чем долгое время не было принято вспоминать… В те дни Советская армия стремительно продвигалась на Запад, в направлении Кенигсберга и Данцига.

Цена «атаки века»

30 января 1945 года «Густлоф» вышел в своей последний рейс из Готенхафена. О том, сколько на его борту было беженцев и военных, данные немецких источников разнятся. Подводная лодка «С-13″ под командованием Александра Маринеско поразила лайнер тремя торпедами.

Эти цифры хорошо известны в Германии и сегодня уже нет смысла скрывать их у нас. Таким образом, уцелело 50% подводников и только 5% беженцев. Приходится признать, что, в основном, погибли женщины и дети — они были совершенно безоружны перед войной.

Однако не будем спешить с выводами. И, наконец, в свой последний рейс корабль ушел не как госпитальное судно, а как военный транспорт, окрашенный в серый цвет и оснащенный зенитными орудиями.

Два транспорта в искупление шведских объятий

Своими действиями подводная лодка «С-13″ приблизила конец войны. Это был стратегический успех советского военно-морского флота, а для Германии — крупнейшая морская катастрофа. И уникальность Маринеско в том, что его личность не оставляет никого равнодушным. Ему надо было родиться во времена пиратской вольницы, когда на море были в почете отчаянные сорви-головы, не признающие никаких законов и правил. В 1893 году матрос румынского королевского флота Иона Маринеску, человек горячий и темпераментный, поколотил обидевшего его офицера.

Здесь он обосновался в Одессе, где женился на гарной украинской дивчине, заодно несколько изменив свою фамилию – с «Маринеску» на «Маринеско». В этой семье 15 января 1913 года и родился мальчик, которого родители нарекли Александром. Моряцкие гены отца, как и его темперамент, в полной мере проявились в сыне. Окончив шесть классов трудовой школы, в 13 лет Саша Маринеско становится учеником матроса Черноморского пароходства.

Маринеско мог оказаться на Каспии

Маринеско был человеком способным, но одновременно резким, всегда говорящим то, что думает, в не зависимости от того, чем ему это грозило. Правдорубов испокон веков не очень жалуют, а в случае с Маринеско дело осложнялось тем, что он сам не был чужд радостей жизни. Молодой моряк, как и его отец, нравился женщинам и любил выпить.

Отношения капитана Маринеско с дисциплиной было сложными, но ему многое прощали. Невероятно, но могло сложиться так, что Маринеско, носивший к началу войны звание капитан-лейтенанта, вовсе бы не принял участие в боевых действиях. Лодку ввели в строй, и с июля 1941 года она стала совершать боевые походы. Капитан Маринеско совмещал успешные действия, за которые был удостоен ордена Ленина, с очередными нарушениями дисциплины, из-за которых он был даже исключен из кандидатов в члены партии.

Беженцы стали заложниками безжалостной военной машины

Как бы то ни было, за этот поход капитан Маринеско был награжден орденом Красного Знамени. Шведку посчитали немецким агентом, а самого Маринеско заподозрили в разглашении военных секретов. С этим успехом связана еще одна легенда: якобы в Германии был объявлен траур, а Гитлер объявил Маринеско «личным врагом». На самом деле этого не было – тысячелетний Рейх рассыпался на глазах, и его бонзам было не до «Вильгельма Густлоффа».

Маринеско простили все грехи и даже представили к званию Героя Советского Союза. Правда, столь высокой награды «штрафнику» не дали, ограничившись орденом Красного Знамени. Капитана Маринеско предлагали снять с должности и отправить на лечение от алкоголизма.

В 1948 году он работал заместителем директора института переливания крови и уличил своего начальника в хищениях. Однако директор, куда более ловкий в крючкотворстве, нежели прямолинейный Маринеско, развернул дело так, что в места не столь отдаленные попал сам подводник.

Бронзовый бюст работы скульптора В. Приходько на могиле Александра Маринеско на Богословском кладбище в Санкт-Петербурге. Ему так и не удалось победить тягу к выпивке, поэтому в последние годы жизни он немало времени проводил в пивных Лениграда, где был известен как «Сашка-Подводник».

Но в судьбе капитана Маринеско уже ничего изменить было нельзя. К многочисленным серьезным проступкам Маринеско на службе и в быту я, как адмирал, отношусь совершенно определенно — отрицательно. В 1997 году имя Александра Маринеско получил вновь созданный Музей истории подводных сил России.

В 1936 году на флоте были введены звания и Маринеско стал лейтенантом. Со слов подводника Геннадия Зеленцова, служившего вместе с Маринеско, сам Александр Иванович никогда не хотел быть военным, а мечтал исключительно о службе в торговом флоте.

Далее по этому вопросу:

Похожие мысли: