Затем Бестужев вернулся в Лондон с поздравительной грамотой Петра Георгу и новым рекомендательным письмом от своего государя

Затем Бестужев вернулся в Лондон с поздравительной грамотой Петра Георгу и новым рекомендательным письмом от своего государя. Пётр оценил дипломатическую ловкость Бестужева и в том же году, 7 мая, в день коронования Екатерины, пожаловал его в действительные камергеры. 30 ноября Бестужев получил «за его неповинное претерпение» орден св. Андрея Первозванного и был восстановлен в чине действительного тайного советника.

Петр, очень довольный такою ролью русского на иностранной службе, принял Бестужева по этикету, установленному для приема иностранных министров, дал ему 1000 руб. и обычный в таких случаях подарок. По счастью для Бестужева, царевич во время следствия его не выдал, а письмо уничтожил. Бестужев попал в самый разгар дипломатической борьбы Петра с английским королём, который старался настроить против России северные державы.

Бестужев мечтал о возвышении с его помощью

Бестужев, который в целом вёл дела очень самостоятельно, давая Петру советы и возражая на его предписания, предлагал оставить герцога голштинского в России как рычаг воздействия на датскую корону.

В день коронации 25 апреля 1742 г., по ходатайству Бестужева, отец его был пожалован в графское Российской империи достоинство

Дипломатическая задача Бестужева была отчасти выполнена в 1724 г. Датское правительство признало императорский титул Петра; но, как пояснил Бестужев, оно делало уступку только из страха. В год смерти Петра Великого Дания еще колебалась между англо-французским союзом и Россией. Датские дела всё больше тяготили Бестужева.

Бестужев сохранил своё место, хотя отец его попал под следствие и брат был смещён из Стокгольма. По этим делам Бестужев был именным указом вызван в Петербург, привёз документы и доносчика и получил, кроме 2000 руб. награды, орден св. Александра Невского. С этой поры Бирон, преследовавший его отца, стал смотреть на Бестужева как на верного и надежного человека. Бестужев был назначен одновременно чрезвычайным посланником и в Дании, и в Нижне-Саксонском округе.

Финч возлагал большие надежды на Бестужева, который в Копенгагене сблизился с британским послом Титлеем. Одно из первых дел Бестужева в кабинете было настояние на скорейшем решении английского вопроса. Его влияния не хватило на то, чтобы оттеснить Остермана Бестужевым. Бестужева, заключенного сперва в Нарвской крепости, потом в Копорье, привезли в Шлиссельбургскую крепость.

В этих условиях «система» Бестужева сводилась, по существу, к продолжению внешнеполитического курса его предшественника Остермана

В 1707 г., по ходатайству отца, Алексей, вместе с старшим братом Михаилом, получил разрешение поехать для науки за границу, на собственные средства. В октябре 1708 г. братья выехали из Архангельска, с супругою русского посла при датском дворе князя В. Л. Долгорукова, в Копенгаген, где поступили в датскую шляхетную академию.

Проезжая через Ганновер, Бестужев представился курфюрсту Георгу-Людвигу и получил предложение вступить к нему на службу. Бестужев доносил, что датские министры вполне в руках ганноверского посланника и состоят у него на пенсии, и просил 25000 червонных, чтобы перекупить их на свою сторону.

Датское правительство соглашалось признать за Петром императорский титул только в обмен на гарантию Шлезвига или, по крайней мере, при условии удаления из России герцога голштинского. При маленьком копенгагенском дворе негде было развернуться его дарованиям, а в Петербурге шла борьба партий, сулившая быстрое возвышение человеку с большим честолюбием и энергией.

Всего в Англии Бестужев пробыл около четырех лет, с большою пользой для своего образования. Когда Бестужев приехал в Петербург, никакого заявления относительно планов, ради которых его вызвали, не было сделано. Опала и на этот раз миновала Бестужева; в феврале 1729 г. он даже получил денежную награду в 5000 рублей. Ссылка Бестужева была, однако, непродолжительна. Пётр, находившийся тогда в Дагестане, благодарил Бестужева собственноручным письмом, а в 1723 г. вручил ему, вызвав его к себе в Ревель, свой портрет, украшенный бриллиантами.

Далее по этому вопросу:

Похожие мысли: